Я иду к тебе, родная…

И снова лунный свет перебил мне сон. Я лежал под одеялом направив взгляд в окно, пытаясь разглядеть звёзды. Не знаю почему, но мне всё время казалось что мы в космосе не одни. Мысли начали подталкивать пойти покурить но вставать с теплой постели было не охота. Закрыв глаза я попытался уснуть вообразив себе идеальный мир где всё хорошо.
Я стоял у озера. Жёлтые листья на воде смотрелись очень красиво. Немного постояв на берегу я развернулся и направился в дом, в голове голос не утихал и пытался командовать мной. К счастью это у него не получалось. Я чувствовал себя душевно плохо, мне было очень грустно то ли от одиночества, то ли от глупых мыслей.
Моя кошка как всегда спала на моём месте.
Залив растворимое кофе водой — я почувствовал его горький аромат. В компании тишины я сел за стол и уставил взгляд в пустоту.
— Долго ли ты так выдержишь?
— Я выдержу. Не трогай меня!
— Уверен? По-моему ты уже на грани. Разве ты этого не чувствуешь? Сколько уже прошло? Год, два? Может пора уже взяться за ум выйти в люди?
— Хватит!
Я не мог выдержать того, как давит на меня мой внутренний голос и со злости я швырнул кружку об стенку. Капли напитка и осколков разлетелись по кухне. «Я схожу с ума» — прошептал я про себя. Сердце в панике стучало в груди, я чувствовал что моё тело начало трясти. Сделав глубокий вздох я вытер слёзы.
Открыв кладовую, я взял в руки небольшой длины веревку. Внутренний голос пронзал меня ножами внутри, но я усердно завязал узел на перегородке у входных дверей.
— Думаю, тебе хватит на пару дней. — дрожащим голосом сказал я кошке, насыпав в ёё миску весь оставшийся корм из коробки. Она смотрела на меня своим пустым взглядом. Погладив ее, я подошёл к стулу. Через силу я поднялся и встал на него. Руки дрожат до безумия.
— Не делай этого!!!
— Молчи!
— Подумай о других! Что они скажут? Что они о тебе подумают?
— Прекрати! Хватит! ХВАТИТ! СТОП!!
Веревка оказалась на шее. Я почувствовал сильную боль вдоль позвоночника и уже понимал — шевелить телом я не могу. Я чувствовал что моё тело шатается влево-вправо, в конце прихожей на меня смотрела кошка.
— Я иду к тебе, родная…